Результаты импортозамещения в отечественном авиапроме

Результаты импортозамещения в отечественном авиапроме

Из истории прошлого

В июне 2014 г. заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов сообщал, что украинскими предприятиями практически ежедневно срывались поставки, отгруженная продукция не пропускалась на российскую территорию украинской таможней. В июле 2014 г. была готова соответствующая программа, утвержденная президентом Владимиром Путиным. Для координации усилий 4 августа 2015 г. постановлением правительства России № 785 создана комиссия по импортозамещению.

После известных событий весны-лета 2014 г. в Крыму и на юго-востоке Украины на Россию последовательно были наложены санкции со стороны США, Европейского союза (а также ряда других стран) и Украины, а в ответ – введены ответные меры. В политическом лексиконе прочно утвердился термин «импортозамещение». Наибольшую остроту проблема приобрела в военно-промышленной сфере, так как в производстве значительного числа российских боевых систем на тот момент, так или иначе использовались импортные комплектующие, агрегаты или материалы. Лишение доступа к ним ставило под вопрос реализацию Государственной программы вооружения на 2011–2020 гг. (ГПВ-2011).

Импортозамещение не является чем-то новым для отечественного ВПК-ОПК

Впервые с этой проблемой столкнулись еще во время Первой мировой войны, когда Российской империи пришлось замещать детали и комплектующие для различных образцов техники (в первую очередь военно-морской), заказанных до войны в Германии и Австро-Венгрии, а также осваивать военную технику, производившуюся странами Антанты. К следующей мировой войне оборонная промышленность Советского Союза была более самодостаточной, но неудачное начало боевых действий, вызвавшее потерю ряда предприятий, их массовая эвакуация и т.д. привели к тому, что импорт по ленд-лизу стал важной составляющей Победы. После войны в связи с ростом напряженности в отношениях с бывшими союзниками на прежний уровень взаимодействия рассчитывать не приходилось, а это вынуждало осваивать производство ряда высокотехнологических образцов боевой техники, ранее поставлявшейся США и Великобританией. К ним относились РЛС, гидроакустические станции, ряд авиационных приборов, полноприводная колесная техника и другие системы.

 

Проблема импортозамещения

До 2014 года российская политика в области вооружений и военной техники была подвержена общей идее глобализации экономики и разделения рынков труда. Доля зависимости отечественного оборонно-промышленного комплекса от иностранных поставщиков была очень высокой, отчасти это объяснялось и последствиями распада СССР, когда много оборонных предприятий оказалось за пределами России, но Москва продолжала поддерживать с ними тесные связи.

Во многом ОПК жил по тому же принципу, что и остальная российская экономика: зачем вкладываться материально в создание вооружений и сопутствующих узлов и компонентов, если можно приобрести такую продукцию в других странах, да еще и дешевле?

До 2014 года подобная политика имела право на жизнь. Даже самая известная сорванная сделка после введения санкций, связанная с покупкой двух универсальных десантных кораблей типа «Мистраль» у Франции, не является провальным предприятием. Россия не потеряла денежные средства по данному контракту и получила доступ к технологиям и конструкторским решениям, приобретя опыт строительства современных УДК, подобных которым в российском флоте пока что просто нет.

При этом отказ властей США, Европы и Украины поставлять в Россию продукцию оборонного, а в некоторых случаях и двойного назначения, привел к серьезным проблемам.

  • Помимо Франции, проблемы возникли и с другими странами. США и Япония ввели запрет на поставки в Россию композитных материалов, а также сложного промышленного оборудования. Отказ на поставку композитов уже серьезно ударил по главному российскому проекту в области гражданского авиастроенияпассажирскому самолету МС-21, серийное производство которого сдвинулось на 2021 год. При этом некоторые специалисты считают, что реальные сроки развертывания серийного производства и достижения плановых объемов выпуска сдвинутся на более поздний срок. Болезненным для российского оборонно-промышленного комплекса стал разрыв с Германией и Украиной, которые поставляли корабельные двигатели, а Украина и авиационные. Помимо этого, европейские и ряд других традиционных партнеров России перестали поставлять свою электронику.
  • После распада Советского Союза Украина получила в наследство огромное количество промышленных предприятий оборонно-промышленного комплекса, а также конструкторских бюро. Как и многие другие постсоветские страны, украинский ОПК был ориентирован на выпуск отдельных компонентов, узлов и деталей, конечная сборка продукции проводилась в России. Такое разделение труда обеспечило сотрудничество двух стран в сфере ОПК и после развала СССР. На Украине оказалось несколько ключевых предприятий оборонки, продукция которых была востребована в России. В первую очередь это: компания «Мотор-Сич» (двигателестроение), Южмаш (ракетостроение), КБ Антонова (самолетостроение, транспортная авиация)

Наиболее критичные ситуации в авиапроме

В военном секторе:

Наиболее острым, можно даже сказать критичным, для российского ОПК стал разрыв отношений с Украиной. Зависимость российского военно-промышленного комплекса от украинских смежников в области авиационной, кораблестроительной и ракетно-космической промышленности была огромной. До 2014 года практически все двигатели, которые устанавливались на российские военные и гражданские вертолеты, изготавливались на Украине на предприятии «Мотор Сич». Еще в 2011 году в рамках авиасалона «Дубай аэрошоу» российский холдинг «Вертолеты России» и украинское предприятие «Мотор Сич» заключили контракт на поставку в Россию 1300 вертолетных двигателей на общую сумму 1,2 миллиарда долларов. Ежегодно украинский производитель должен был передавать России 250-270 двигателей.

Критичной для России остается ситуация с двигателями для вертолетов типа ТВ3-117/ВК-2500, которые до сих пор ввозились с Украины или в готовом виде, или в виде комплектов для сборки. Этим двигателем оснащаются все самые массовые российские вертолеты Ми-8/17, включая военные модификации, а также боевые вертолеты Ми-28, Ми-35 и Ка-52.

Запуск производства этих двигателей в России – одна из самых крупных программ импортозамещения. Построенный ОАО «Климов» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию, ОДК) завод под Петербургом выпустил первые 10 двигателей ВК-2500 в прошлом году, а в этом, по словам бывшего гендиректора ОДК Владислава Масалова, должен выпустить 60 двигателей. При закупке российскими военными ежегодно около сотни вертолетов и украинском запрете поставлять двигатели для нужд Минобороны России выход был найден в использовании имевшихся в России в достаточном количестве ремонтных комплектов и до 2017 г. вместо недостающих двигателей будут частично устанавливались капитально отремонтированные, говорит высокопоставленный источник в военном ведомстве.

В гражданском секторе:

Иная картина складывается в гражданском секторе, продукция которого может быть конкурентоспособной только при условии экспорта, в том числе российских самолетов Sukhoi Superjet (SSJ) и МС-21.

  • Импортозамещение в этом случае «может быть только на условиях конкурентоспособности», говорит Максим Кузюк, генеральный директор холдинга «Технодинамика» (входит в госкорпорацию «Ростех», занимает 46% рынка авиакомплектующих в России), добавляя, что он против преференций кому-либо из поставщиков.
  • По словам главы холдинга, поддержка со стороны государства может оказываться и в виде субсидирования процентной ставки, и в форме соинвестирования, но закупки должны быть абсолютно конкурентными. При этом, отмечает Кузюк, потребуются инвестиции как в разработку, так и – самое главное – в сертификацию: «Если для каждого изделия проводить отдельно полный цикл сертификации, то оно будет баснословно дорогим. Именно поэтому авиапромышленность так консервативна и не любит менять поставщиков комплектующих. Но если мы будем совмещать выпуск новой продукции с сертификацией нового самолета либо модификацией существующего, то тогда это станет возможно».

При этом разработать по-настоящему глобально конкурентоспособные продукты без кооперации с западными компаниями малореалистично. «Технодинамика», по словам Кузюка, использует три модели взаимодействия с иностранными партнерами^

  • Первая – совместно с американской Curtiss-Wright Controls разрабатывает систему пожаротушения. В этом проекте партнер помогает в основном ее сертификации по международным стандартам и продвижению на мировой рынок. Эта система, которая будет производиться в России с преимущественным использованием российских компонентов, предлагается для установки на SSJ.
  • Вторая модель – работа с группой Safran и ее «дочкой» Microturbo по созданию вспомогательной силовой установки (ВСУ) для вертолетов. Держателем сертификата разработчика и производителя ВСУ будет Safran, но в России будет производиться значительная часть компонентов.
  • И третья модель – переход к производству в России из российских компонентов шасси для SSJ разработки Messier-Bugatti-Dowty. По словам источника в Минпромторге, когда говорят об импортозамещении в SSJ, речь идет именно о том, чем занимается «Технодинамика», а совсем не о необходимости воспроизвести западные системы, используемые в этом самолете, поскольку цена сертификации в последнем случае сделает проект бессмысленным.

Процесс импортозамещения в ОПК России(для справки)

  • Точно представить необходимый объем импортозамещения в военно-промышленном комплексе достаточно трудно по причине закрытости подобной информации. Но оперируя данными из открытых источников, в частности, выступлений высокопоставленных российских чиновников можно представить масштаб проблемы, с которой российский ОПК столкнулся во второй половине 2014 года. К примеру, по словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, произнесенным во время одного из выступлений, комплектующие и узлы из стран НАТО и ЕС (главным образом радиоэлектроника и оптика) применялись в 640 образцах военной техники российского производства, из них 571 образец должны были полностью заместить к 2018 году.
  • Разработаны и в целом реалистичны графики для замещения других авиационных комплектующих, импортировавшихся с Украины (двигатели для крылатых ракет, отдельные системы радиоэлектронного оборудования и компоненты общесамолетных систем), говорит собеседник «Ведомостей», разработаны и схемы финансирования за счет бюджета или субсидируемых кредитов.
  • Еще более внушительные цифры озвучивал 16 июля 2015 года в докладе Владимиру Путину заместитель министра обороны России Юрий Борисов, специализирующийся на военно-техническом обеспечении ВС РФ. По словам Юрия Борисова, до 2025 года российская промышленность должна добиться импортозамещения по 826 образцам вооружений и военной техники. По данным из других источников, только для замещения деталей и комплектующих, поступавших в Россию из стран НАТО и ЕС, необходимо переработать не менее 800 различных образцов вооружений и специальной техники российского производства.
  • В настоящее время российский оборонно-промышленный комплекс серьезно продвинулся на пути импортозамещения. При этом поставки основных видов вооружений и специальной техники осуществляются без задержек. В рамках селекторного совещания проведенного в начале октября 2019 года Сергей Шойгу рассказал, что на данный момент вооруженные силы страны получили 2,3 тысячи единиц модернизированной военной техники. По словам министра, плановые показатели закупок и обновления по основным образцам вооружений выполнены в России на 47 процентов, а всего по итогам 2019 года доля новых образцов военной техники в вооруженных силах страны достигла 68 процентов.
  • Ранее о ходе импортозамещения в сфере ВПК высказался и президент России Владимир Путин. Во время совещания 19 сентября 2019 года, которое состоялось в Ижевске в рамках празднования Дня оружейника, президент отметил, что за последние пять лет стране удалось существенно продвинуться в области импортозамещения «по ряду значимых направлений». По словам Владимира Путина, за последние пять лет удалось обеспечить технологическую независимость более чем по 350 образцам вооружений и военной техники: Среди прочего президент выделил успехи в увеличении доли российской электронной компонентной базы, которая используется в современных образцах вооружений. Отдельно он выделил налаживание выпуска двигателей для вертолетов, а также боевых кораблей ВМФ России. — По словам Путина, уже в скором времени на российских предприятиях также будет налажен процесс ремонта двигателей самого тяжелого самолета транспортной авиации в мире – Ан-124 «Руслан».

Закрытие проблемных вопросов в авиапроме

  • Еще в 2017 году глава холдинга «Вертолеты России» докладывал президенту страны, что к 2019 году Россия преодолеет проблему с поставкой вертолетных двигателей из Украины. В России на замену украинским двигателям ТВЗ-117ВМА пришел полностью локализованный в нашей стране двигатель ВК-2500 за создание и выпуск которого отвечает ОАО «Климов». Данные двигатели устанавливаются на большинство вертолетов типа «Ми» и «Ка». По данным госкорпорации «Ростех», в 2018 году уфимское ПАО «ОДК-УМПО» обеспечило поставку 180 моторокомплектов двигателей ВК-2500. При этом «Мотор Сич» продолжает сотрудничать с российскими компаниями в области поставки двигателей для гражданских вертолетов и даже принимает участие в совместном проекте создания российско-китайского тяжелого вертолета AHL, на который должна устанавливаться новая версия запорожского двигателя Д-136, на котором летают все тяжелые вертолеты Ми-26 в мире. Помимо этого, Россия полностью локализовала производство двигателя АИ-222-25, который устанавливается на учебно-боевые самолеты Як-130. НПЦ газотурбостроения «Салют» заявлял о полной локализации выпуска двигателя АИ-222-25 и прекращении сотрудничества с «Мотор Сич» еще в апреле 2015 года.
  • Заметных успехов Россия достигла и в авиастроении. Причем речь идет как о пилотируемой авиации, так и о беспилотниках. Одним из неявных примеров импортозамещения является работа по военно-транспортному самолету Ил-112В, первый полет которого состоялся 30 марта 2019 года. Новый самолет не только меняет морально и физические устаревшие самолеты Ан-26, но и является своеобразным ответом и прямым конкурентом самолету Ан-140Т, разработанному в КБ Антонова. Еще в 2011 году российские военные собирались приобретать для транспортных нужд именно украинскую машину.
  • Помимо этого, российские предприятия ОПК достигли больших успехов в области создания беспилотной авиации. В начале 2020 года на вооружение ВКС поступит беспилотник «Форпост-Р». Первый полет БЛА, построенного с использованием компонентов полностью российского производства, с российским двигателем АПД-85 и отечественным программным обеспечением состоялся в конце августа 2019 года. Ранее данный беспилотник собирался в России по израильской лицензии из иностранных комплектующих. Очевидным успехом можно назвать и создание в России тяжелого ударно-разведывательного беспилотника С-70 «Охотник», первый полет которого состоялся 3 августа 2019 года. Этот уникальный БЛА сможет взаимодействовать с наиболее совершенным российским истребителем пятого поколения Су-57.

В заключение

  • Уже сейчас можно говорить о том, что санкции придали импульс развитию отечественного ОПК, оказав оздоровительный эффект на весь сектор. За прошедшие с 2014 года пять лет отечественная оборонка избавилась от иностранной зависимости по многим направлениям.
  • При этом процесс перевооружения армии новыми образцами вооружений и военной техники не был остановлен. В то же время курс на импортозамещение по-прежнему не означает полную изоляцию российской промышленности. В области электронно-компонентной базы Россия активно развивает сотрудничество с Китаем.
  • «Проще говоря, до тех пор, пока мы не проведём импортозамещение узлов и агрегатов самолётов, мы не сможем быть конкурентами для иностранцев даже на своём внутреннем рынке — они всегда смогут убрать нас с пути, просто повысив цены на комплектующие, или выкрутить руки, навязав очередной протокол»

По теме: